5 основ успешной подработки на примере знаменитостей

Результаты исследований Гэллапа показывают, что большинство людей «не чувствуют заинтересованности» в своей основной работе, то есть не «увлечены, не чувствуют энтузиазма на работе и на рабочем месте». Почти 18% работников «совершенно не привязаны» к своей работе.

Возможно, вы принадлежите как раз к этим 70% незаинтересованных. Не то что бы вы ненавидите свою работу, но и не чувствуете особого удовлетворения. Вы не ощущаете, что ваша работа пробуждает ваши таланты, или вдохновляет на подвиги.

Вы чувствуете, что ваша работа – это не то, к чему у вас призвание, — ну или, по крайней мере, не то, чем вам нравится заниматься.

Итак, вы начали задумываться о чем-то кардинально отличающемся от основной работы, и часами перебираете в уме возможности. Но расстояние от точки, где вы находитесь сейчас дл той, где вы хотите оказаться, слишком велико. Вы не можете просто взять и бросить работу. Как же начать работать над тем, что действительно нравится, не теряя стабильности?

Как построить мост между реальной жизнью и жизнью вашей мечты?

Ответ – подработка, точнее, работа над собственным проектом в свободное от основной занятости время, по крайней мере, до того дня когда получаемый дополнительный доход не позволит бросить основную работу. Или просто для получения удовлетворения, чтобы ваша жизнь не ограничивалась работой с 9 до 6.

Если вы заинтересованы в дополнительной работе, которая однажды может изменить вашу жизнь, то перед вами руководство, содержащее 5 фундаментальных принципов успешной подработки и примеры из жизни знаменитостей из мира литературы, науки и предпринимательства, доказывающие действенность этих принципов.

Итак, луна ярко светит, и вы дома. Или, возможно, вы читаете эту статью в офисе на так называемой работе. Пора перейти к сути.

Ключ к успеху в собственном проекте #1: используйте свободное время максимально эффективно (возможностей больше, чем вы думаете)

 

freelancers

Время, что другие тратят на публичные представления и развлечения, даже на отдых для ума и тела, я трачу на изучение философии. (Цицерон)

Когда у вас есть «полноценная» дневная (или ночная) работа, вам кажется, что у вас очень мало свободного времени. Но, если вы тратите 8 часов на работу и 8 на сон, у вас остается еще 8 часов на занятия тем, что душа пожелает. А есть же еще выходные! Ранние утра, поздние вечера, субботы и воскресенья – все это дает массу возможностей для тех, кто хочет направить свою жизнь в новое русло.

Большинство людей тратит свое ценное свободное время на всякие мелочи. Люди дисциплинированные и волевые превращают его в золото.

Выиграть войну: воин выходного дня. Ф.Скотт Фицджеральд

Когда Ф.Скотт Фитцджеральд покинул Принстон, чтобы вступить в ряды армии и сражаться в Первой Мировой Войне, он продолжал свои литературные поиски, которые начал еще студентом, в форте Ливенворт, Канзас.

Каждые выходные, когда другие солдаты отправлялись на танцы и в бары Канзас-Сити, Фитцджеральд садился за стол в прокуренном здании офицерского клуба и писал с 13:00 до полуночи по субботам, и с 6 утра до 6 вечера по воскресеньям. Он жил, по его собственным словам, внутри «измазанных карандашом страниц». После 3 месяцев такого режима он закончил черновую рукопись из 120 000 слов, которая впоследствии превратится в «По эту сторону рая».

Другой знаменитый писатель, Уильям Фолкнер, сумел написать роман, работая ночным сторожем на электростанции Университета Миссисипи. Он недавно женился на 32-летней разведенной женщине с 2 маленькими детьми и был вынужден взяться за эту работу, чтобы прокормить семью.

Каждый день Фолкнер отрабатывал 12-часовую смену, которая начиналась в 6 вечера. C 11 ночи до 4 утра, когда весь мир спал, и электричество никому не было нужно, работы на станции было немного. Среди гудящих машин, сидя у перевернутой бочки, как у стола, Фолкнер писал по главе за ночь, пользуясь «периодом затишья». После смены он возвращался домой, завтракал и спал несколько часов. Во второй половине дня он дремал и продолжал писать. В 6 начиналась новая смена. Благодаря такому графику Фолкнер закончил «Когда я умирала» всего за 47 дней.

Движение из точки А в точку В, как физически, так и профессионально: Николсон Бейкер и Уоллес Стивенс

По утрам, по ночам и по выходным времени для работы над дополнительным проектом намного больше. Однако, не стоит игнорировать те небольшие промежутки, что существуют в течение рабочего времени.

Современный писатель Николсон Бейкер использовал обеденные перерывы в офисе, чтобы работать над черновиком романа. Он называл это время «чистым, блаженным часом свободы». Когда Бейкер сменил работу, и начал тратить 90 минут на дорогу в офис, в пути он надиктовывал идеи на кассетный диктофон.

Поэт Уоллес Стивенс тоже работал по пути в офис, но по-другому. Он по-настоящему дорожил своей работой в страховой и инвестиционной компании Hartford Accident and Indemnity Company и проработал там 40 лет, не уволившись даже после того как получил Пулитцеровскую премию и получил приглашение работу на одном из факультетов в Гарварде. Большой любитель пеших прогулок, он так и не научился водить. Стивенс писал стихи, когда ходил пешком на работу и домой – по нескольку миль в день. Эти медитативные прогулки дарили ему одиночество и стимулировали творческую работу. Окружающий пейзаж дополнял воображаемые картины, шаги создавали ритм. Если приходило вдохновение, Стивенс записывал новые строчки на конвертах, которые всегда носил в кармане.

Возможности, которые дарит свободное время: Авраам Линкольн

Авраам Линкольн всю жизнь занимался самообразованием, и посвящал этому каждую свободную минуту. Он не только читал по утрам и по вечерам, но всегда брал с собой книгу, когда ходил по делам, будучи владельцем магазина, почтмейстером и инспектором. Если выдавалась свободная минута, он тут же раскрывал книгу и «проглатывал» пару страниц. Это позволило ему постепенно перечитать целую библиотеку литературы по юриспруденции, стать адвокатом и, наконец, начать политическую карьеру.

Благодаря дисциплине и настойчивости Линкольн стал президентом, работая (буквально) день и ночь.

Ключ к успеху в собственном проекте #1: полезные выводы

Даже если вам уже кажется, что вы завалены делами, всегда есть маленькие промежутки времени, которые вы не используете по-настоящему, и которые могут позволить действительно начать новый проект. Извлекая максимум пользы из каждой свободной минуты, вам, конечно, придется пожертвовать рядом удовольствий: частью общения, ленивым просматриванием социальных сетей во время обеда, сном. Но если вы сможете вырваться за рамки рабочего цикла с 9 до 6, ваши усилия полностью окупятся.

Ключ к успеху в собственном проекте #2: Постоянно увеличивайте количество имеющегося времени

6-11-2015-2-945x574

Мне кажется, мало кто жил настолько полной жизнью. И я приписываю свои достижения ранним пробуждениям. Энтони Троллоп.
Если вы пытаетесь пробиться к своей мечте, просто заниматься этим в свободное время недостаточно. Важнее всего то, что вы делаете, как вы используете имеющееся время. Вы сидите за столом, думаете, что пора начать работать, и вдруг вас отвлекает уведомление от Reddit? Или вы усердно трудитесь и максимально используете каждую минуту, чтобы повысить продуктивность?

Человек, который был настоящим экспертом по продуктивности, это Энтони Троллоп, один из известнейших и самых уважаемых британских писателей Викторианской эпохи.

В 20 лет с лишним он работал на почте в центральной Ирландии, но страстно мечтал стать писателем. Чтобы добиться этой цели, он начал писать во время поездок в поезде (по работе ему приходилось немало путешествовать). Но по-настоящему он начал работать, когда стал почтовым инспектором в Англии и переехал в дом в пригороде Лондона.

За 8 лет, которые он проработал на этом посту до того как уйти на пенсию, новеллист, имея семью, написал 9 романов, 5 фантастических книг и бесчисленное множество статей и рассказов. При этом он охотился 2 раза в неделю, активно участвовал в деревенской жизни, путешествовал для собственного удовольствия 6 недель в году и просто делал свою работу на почте, чтобы «руководство департамента не нашло повода придраться».

Как Троллопу удавалось балансировать между бюрократической работой и писательсвом, и при этом жить полной жизнью?
Он придерживался убеждения, что нужно рано вставать, с религиозным фанатизмом. Вот что он пишет в автобиографии:
«В 5:30 я уже сидел за столом, и я никогда не давал себе пощады… Начав работать в это время, я мог завершить литературную работу, запланированную на этот день, еще до завтрака.

Все, кто жил литературной жизнью, то есть действительно занимался литературным трудом, согласятся со мной. Три часа в день достаточны для того, сколько человек должен за этот день написать. Но для этого надо научиться работать без остановок в течение этих трех часов, так, чтобы ни минуты ни было потрачено на покусывание пера, уставясь в стену, пока ищутся нужные слова, чтобы выразить идею писателя…

В то время это стало моим правилом работы, моей привычкой. И до сих пор ей остается. В последнее время, впрочем, я стал снисходительнее к себе. Стал ставить перед собой часы и обязал себя писать 250 слов за 15 минут. Оказывается, 250 слов действительно рождаются за четверть часа. Однако же я посвящаю три часа исключительно сочинительству. Обычно я начинаю с того, что перечитываю то, что написал вчера, — на это уходит полчаса, — и в это время я взвешиваю, пробую на вкус слова и фразы …

Если Троллоп заканчивал роман, и в это утро у него еще оставалось время, он просто брал чистый лист бумаги и начинал следующую книгу.

Он продолжал трудиться в том же режиме и после того как оставил почтовую службу. Троллоп скончался в возрасте 67 лет, и оставил огромное наследие, включающее в себя 47 романов, десятки рассказов, 18 фантастических книг и даже 2 пьесы.

Ключ к успеху в дополнительной работе #3: старайтесь максимально использовать возможности основной работы (их намного больше, чем вы думаете)

Young businesswoman taking notes from the internet

Мне кажется, работа – это лучшее, что со мной случилось в жизни. Она научила меня дисциплине и размеренности. Я свободен настолько, насколько я хочу быть свободным, и мне не нужно волноваться о деньгах. Уоллес Стивенс

Многим кажется, что именно в основной работе с 9 до 6 кроется корень их проблем и причина, по которой они не могут следовать за мечтой. Ах если бы только я не должен был ходить в офис, мое творчество расцвело бы по-настоящему…

Это убеждение со временем может превратиться в самоподтверждающееся пророчество. Увидев «свет в конце тоннеля», разочарованный служащий начинает еще четче видеть недостатки основной работы, теряет терпение, и начинает все больше негодовать.

Тем не менее, многие великие люди работали в обычных учреждениях, но вместо раздражения, старались воспользоваться преимуществами основной работы для развития нового проекта. Многие не увольнялись даже после того как преуспели в любимой области.

Польза от практичной профессии: Джон Стюарт Милль

Джон Стюарт Милль, известный как философ и политический экономист, провел большую часть своей взрослой жизни на государственной службе. Когда ему было 17, его отец устроил его на административную позицию в Ост-Индской компании (на тот момент выполнявшей функции министерства иностранных дел в британских колониях), и он оставался там в течение 35 лет до того дня как компания была устранена. Каждый день он работал в конторе с 10 до 16 часов, занимаясь написанием писем, адресованным иностранным правительствам и компаниям

Вместо раздражения из-за того, что его «нормальная» работа не позволяла ему полностью углубиться в труд философа и писателя, Милль действительно считал, что это был ценнейший опыт.

Прежде всего, он считал, что время, которое он тратил на разбирательство с общественными вопросами, вдохновляло его на самые абстрактные размышления. Будучи критиком и наблюдателем за жизнью правительства и общества, он не просто брал голословные идеи из воздуха, но действительно жил в «окопах» гражданской бюрократической системы. Он также считал, что занимаясь чем-то, отличным от основных интересов, он возвращался к философским размышлениям с более ясной головой. Наконец, в своей автобиографии он упоминает дополнительное преимущество: независимость и свобода, ему не приходилось потоком писать книги статьи, чтобы заработать на жизнь и заслужить одобрение массового читателя:

«Я не знаю лучшего способа добыть средства к существованию, способа более подходящего, для людей, которые, не располагая средствами для финансовой независимости, стремятся посвятить часть суток частным интеллектуальным изысканиям. Писательство для газет не может считаться постоянным источником доходов, особенно для тех, кто стремится к чему-то большему в мире литературы или мысли. Не только по причине нестабильности дохода, но и по причине противоречий с совестью писателя, который не может служить никакому иному мнению, кроме собственного. Более того, писательство, предназначенное для получения средств к существованию, это мертвая писанина, и никогда автор не вкладывает в эту работу всю душу.

Нужное немало времени, чтобы написать книгу, предназначенную для воспитания будущих мыслителей. И когда труд написан, нужно еще больше времени, чтобы его заметили и признали. Те, кто кормится пером, работают на износ на литературной каторге, а также пишут на потребу большинству, и поиск собственных идей могут тратить лишь то время, что у них остается от зарабатывания на жизнь. Обычно это намного меньше свободного времени, имеющегося у тех, кто ходит на официальную службу, а воздействие на разум намного более серьезное и выматывающее».

Другими словами, если писательство станет вашей постоянной работой, огромную часть энергии вы будете тратить на изматывающую поверхностную халтуру – вместо того, что действительно важно. «Нормальная» повседневная работа может действительно оставлять вам больше времени на то, что, по вашему мнению, останется в истории.

Хорошо воспитанный бухгалтер днем, поэт с неудержимым потоком вдохновения по ночам: Т.С. Элиот

После ряда неудачных попыток свести концы с концами и заработать на жизнь редактурой, корректурой и лекциями, Т.С. Элиот стал бухгалтером в банке Ллойдс в Лондоне. Его богемные друзья не могли поверить в то, что этот гениальный поэт, одетый в костюм-тройку, в котелке и с зонтом-тростью, отправлялся в банк, чтобы сидеть там с 8 до 14 часов, сводя балансовые отчеты. Но, как и Милль, Элиот считал, что работа в банке, скорее стимулировала, а не ограничивала его творчество.

До того, как он устроился работать в банк, тревога из-за проблем с деньгами была настолько велика, что он вообще не мог писать. Стоило ему начать получать стабильный доход и перестать беспокоиться о том, как дотянуть до конца месяца, поэт вступил в один из самых плодотворных периодов своей жизни. Именно в это время он написал знаменитую «Пустошь».

Элиот считал, что структурированность и стабильность работы в банке помогли ему развить самодисциплину и самоуважение, а также предоставили огромное количество материала для прозы. Как и Троллопу, ему было проще критиковать современную цивилизацию, находясь, скажем так, во чреве чудовища. Он описывал работу в банке как «существование среди термитов». Опять же, как и Троллоп, он считал, что писатель не может плодотворно работать более 3 часов в день, так что не было никакого смысла в том, чтобы не работать.

Опять же, он находил определенное удовольствие в том, чтобы играть роль конформиста и приличного господина в течение дня, а ночью превращаться во вдохновленного мятежного поэта. Притворство дало ему новую власть…

Повседневная работа в лаборатории во имя будущего успеха: Альберт Энштейн

Даже если в конце концов вы уходите с «нормальной» работы ради своего призвания, преимущества, полученные в то время когда вы ходили «в контору» немало повлияют на успех вашего нового проекта.

Окончив Политехнический университет в Цюрихе, Альберт Энштейн никак не могу найти место преподавателя. Он провел два мучительных года, кое-как перебиваясь частными уроками, а затем устроился клерком в Федеральное патентное бюро в Берне. Несмотря на то, что многие считали, что он напрасно отсиживал часы в конторе пока не стал полноценным ученым, именно годы, проведенные за экспертизой изобретений для патентов заложили фундамент для блестящей карьеры в будущем.

Работа не требовала огромной самоотдачи и оставляла Эйнштейну вредя для собственные научные исследования после смены в бюро (а иногда и во время нее – если верить легенде, что один из ящиков рабочего стола он называл «отделом теоретической физики»). Долгожданная финансовая стабильность благотворно сказалась на ученом: «Я в полном порядке», писал он другу. «Я уважаемый бумагомаратель на государственной службе, и регулярно получаю зарплату. Кроме того, я занимаюсь моим старым математико-физическим хобби и пилю на скрипочке». Он даже рекомендовал этому приятелю устроиться на работу в то же бюро, напоминая, что 8-часовой рабочий день оставляет 8 часов на «озорство», а ведь есть еще воскресенья!

Работа в бюро с 9 до 6 прекрасно подходила Эйнштейну не только по причине финансовой независимости, но и так как избавляла его от существования в условиях жесткой конкуренции в университете под девизом «Публикуй или погибнешь!».

«Практическая профессия – это спасение для человека моего типа», считал гений. «Академическая карьера заставляет молодых людей постоянно производить научный продукт, и только те, у кого самый сильный характер, смогут удержаться от соблазна скатиться к поверхностному анализу».

«Освободившись от рутинных забот, я мог полностью отдаться творчеству». Воистину, Эйнштейн достиг абсолютного интеллектуального расцвета именно на службе в патентном бюро. Он закончил диссертацию, получил докторскую степень в Цюриском университете и опубликовал 32 статьи, в их числе – 4 революционных монографии, которые одни достойны того, чтобы назвать этот год annus mirabilis «годом чудес».
Независимость и стабильный доход были не единственными преимуществами «нормальной работы». Проверка изобретений на патенты, возможно, напрямую не связана с теориями о времени, свете или пространстве, но проверка электромагнитных устройств точно внесла свой вклад в создание мысленных моделей, и привела к проведению новых опытов и новым открытиям.

Кроме того, сам характер работы помогал оттачивать навыки анализа, Эйнштейну приходилось активно использовать визуальное воображение, представляя, как будут работать изобретения, заявленные на получение патента, догадываться о замысле, стоящем за механизмами и анализировать чертежи, представленные вместе с аппаратами. Одной из его обязанностей также было перефразирование описаний устройств и формулирование их максимально простым языком. Начальство требовало от него в первую очередь, критического мышления, чтобы не поддаться на выводы и (иногда ложные) обоснования, представленные изобретателем. Впоследствии Эйнштейн говорил, что опыт работы патентным экспертом научил его мыслить четко и логично, — умение, которое продолжит приносить дивиденды до конца его жизни.

Безусловно, Эйнштейн считал, что ему не хватает времени на полноценную работу над его теориями, и он покинул патентное бюро в 1909 г., чтобы стать адъюнкт-профессором. Тем не менее, он всегда был благодарен за полученный опыт и даже ностальгировал по спокойным сменам в конторе. «В этой мирской келье у меня родились мои самые блестящие идеи», вспоминал он.

Ключ к успеху в собственном проекте #4: будьте терпеливы и двигайтесь постепенно

photo-1432888498266-38ffec3eaf0a-1

Даже если вы совершенно уверены в том, что должны уволиться с основной работы как только ваше собственное дело наберет обороты, на этом этапе не стоит торопиться. Многие новички в области дополнительных проектов считают, что уже через несколько месяцев то, что сначала было подработкой, начнет приносить достаточный доход, и еще до нового года они отнесут начальнику заявление на увольнение.

Такого рода ожидания не только безосновательны в большинстве случаев, но и просто неумны.

Если вы решились на риск и начали свой проект, ожидая, что он тут же начнет приносить плоды, вы неизбежно бросите его, когда поймете, что немедленных результатов вы не получите, а для успеха потребуется множество времени и усилий. Задержавшись на основной работе не на год, а, возможно, на несколько лет, вы сохраните возможность вернуться к полноценному участию в «нормальной работе» в любой момент, если что-то пойдет не так.

Империя не строится за ночь: Джордж; Истмен

Джорджу Истмену, основателю компании Kodak, потребовалось 4 года на то, чтобы начать изучать основы искусства и техники фотографии до того дня как он оставил пост банковского клерка.

Истмен занимался фотографией в качестве хобби, но быстро понял, что если найти способ упростить громоздкий трудоемкий процесс проявления, у такой идеи будет огромный коммерческий потенциал. 23-х летний банковский служащий научился всему, что было известно о фотографии на тот момент, читая журналы, общаясь со специалистами, изучая учебники по химии, а затем сосредоточил свои усилия на разработке новых пластин, используемых в камерах.

В те времена повсеместно применялись «влажные» пластины, которые перед проявлением необходимо было вручную покрывать специальной эмульсией и активировать с помощью нитрата серебра. В течение 2 лет Истмен экспериментировал у себя в лаборатории, которую он оборудовал в пансионе его матери, где он жил. Он пытался создать «сухую» пластину, которая была бы уже покрыта эмульсией, а также машину для ручного покрытия, способную делать это равномерно, качественно и дешево.

Истмен запатентовал свои изобретения и начал продавать права на их производства различным европейским компаниям. Все это время он продолжал 6 дней в неделю работать помощником бухгалтера в Рочестерском сберегательном банке. У него была весьма достойная зарплата, и именно она позволяла Истмену проводить свои эксперименты. В течение недели он работал над своим новым фото-бизнесом после окончания рабочего дня в банке, и до следующего утра. Часто его мать находила сына спящим на полу. По выходным он отсыпался, а в понедельник снова начинал свой каторжный труд.

Когда Истмен начал производство собственных устройств для фотографии, он арендовал небольшое помещение над музыкальным магазином в двух кварталах от банка. Закончив возиться с цифрами, он ехал на велосипеде на свою «фабрику», переодевался и трудился всю ночь, прерываясь на короткий сон в гамаке в углу, который он сделал сам.

C самого начала, Истмен сам занимался разработкой, маркетингом и бухгалтерией всего своего бизнеса. Он «прощупывал» рынок для своих изобретений, лично продавая из местным фотографам и выслушивая их мнение. Когда бизнес начал набирать обороты, он нанял дополнительный персонал и переехал в более просторное помещение.

После 4 лет проб и испытаний в свободное время 27-летний изобретатель и предприниматель основал «Компанию сухих пластин» Истмена» и окончательно оставил пост в банке.

До того как взлететь, придется поползать: Фил Найт

phil-knight-and-the-goddess-of-victory-00001

Путь основателя Nike от простого счетовода до генерального директора компании был еще более долгим.

Идея продавать японскую беговую обувь в США появилась у Фила Найта еще во время обучения в школе бизнеса в Стендфорде, когда после окончания учебы он отправился в путешествие по миру. В Японии он задержался, чтобы начать реализовывать свою идею. Найт встретился с производителем обуви Tiger, от которых пришел в полный восторг, и смог добиться эксклюзивных прав на их продажу в США. Производитель обещал отправить Найту образцы в самое ближайшее время.

Кроссовки прибыли только через год. За это время Найт начал обучение на финансового контролера и устроился на работу бухгалтером в фирму Lybrand, Ross Bros. & Montgomery. Когда обувь наконец-то была доставлена, он показал их тренеру по бегу из Орегонского университета (за который он соревновался во время учебы) и убедил стать его партнером. Вместе в 1974 г. они основали компанию formed Blue Ribbon Sports (которая в будущем станет Nike).

26-летний Найт получил еще 300 пар кроссовок Tiger и решил хранить их в подвале родительского дома (он жил там же). Считая, что уже готов стать предпринимателем и полноценно работать над собственным бизнесом, он поторопился уволиться из банка, загрузил кроссовки в багажник своего «Плимут Валиант» и отправился в путешествие вдоль тихоокеанского побережья. Он встречался с бегунами и тренерами и убеждал попробовать кроссовки Tigers.

Они быстро набрали популярность. Люди начали писать, звонить и даже приезжать к Найту, чтобы купить их. Найту пришлось нанять коммивояжера, чтобы выйти на новый рынок и начать продавать Tigers бегунам в Калифорнии.

Но к концу 1965 г. у Blue Ribbon Sports начались проблемы. Продажи не падали, но компания постоянно находилась в долгах. Баланс колебался у нулевого значения, и каждый раз, когда Найт заказывал новую партию кроссовок, ему приходилось брать кредит. Но его банк, считая предприятие ненадежным, не спешил предоставлять средства.

В поисках плана В на случай банкротства Blue Ribbon или нового источника финансирования Найт наконец сдал экзамен на аудитора и начал работать в Price Waterhouse. Несмотря на то, что он снова должен был ходить на работу, он не возражал, так как теперь мог инвестировать существенную часть своего заработка в Blue Ribbon, «возвращая начальный капитал и повышая баланс на счетах компании».

Помимо 6-дневной рабочей недели в качестве бухгалтера, Найт отслужил год в армии, стал резервистом и проводил 14 часов в месяц на сборах. Несмотря на временные ограничения, Найт не сдавался и работал по ночам, по выходным и во время «отпуска», стремясь, чтобы кроссовки Blue Ribbon «оставили свой след» по всей стране.

В 1966 г. он переехал в однокомнатную квартиру и почти полностью заполнил ее коробками с обувью. Через год ему пришлось перебраться в более просторное коммерческое помещение, состоявшее из торговой/офисной зоны и «склада», отделенного сколоченной из кусков фанеры перегородкой.

В 1967 г. У Найта было 4 служащих, два магазина и представительства на Восточном и Западном побережье.
И он все еще работал бухгалтером-аудитором.

Дело не в том, что Найт не стремился бросить офисную работу и полностью сфокусироваться на стремительно растущем бизнесе. Как он пишет в своей автобиографии, понадобились годы, чтобы этот вариант стал жизнеспособным:

«Я хотел отдавать каждую минуту своей жизни Blue Ribbon. Но я никогда не был «многозадачником», и не видел смысла переучиваться. Я хотел постоянно контролировать ситуацию, сконцентрироваться на той единственной задаче, которая имела значение. Если в моей жизни не осталось бы времени на «игры», а только на работу, пусть моя работа станет игрой. Я хотел уйти из Price Waterhouse. Не то чтобы я ненавидел эту работу, она просто была не для меня.

Я хотел того, к чему мы все стремимся. Быть собой. Каждую минуту.
Но тогда это не было возможным. Я не мог существовать за счет Blue Ribbon. Несмотря на то что компания удваивала продажи в течение 5 лет, она не могла дать достойный доход своему сооснователю».

Несмотря на то, что Найт все еще не мог прожить без стабильной работы, в 1968 г. он пошел на компромисс и решил сменить работу на такую, которая позволяла бы ему оплачивать основные расходы, но давала больше свободы. Он начал преподавать в Портлендском университете. Пост доцента по-прежнему «не оставлял мне достаточно свободного времени для Blue Ribbon, но его стало больше, чем раньше».

Наконец, в 1969 г., 7 лет спустя после заказа первой пары Tigers и сразу после своего 31-го дня рождения, Найт оставил университет и получил свою первую зарплату в Blue Ribbon.

Ключ к успеху в собственном проекте #4: полезные выводы

Даже если очень хочется, не спешите бросать основную работу, как только у вас появится идея для нового бизнеса. Напротив, намного лучше, если вы не будете торопиться и начнете строить свое дело постепенно, не бросаясь в омут головой.

Разделение «запаса яиц на две корзины», пока новорожденный новый проект не окрепнет, позволяет не только поддерживать финансовую независимость, чтобы спокойно принимать оптимальные решения, но и дает возможность экспериментировать, пересматривать идеи и пробовать разные способы вывода продукта на рынок. Кроме того, у вас есть стабильный источник основного капитала, что немаловажно для успешного запуска нового дела.
Дополнительная работа позволяет нам оставаться рассудительными и сдержанными, а также рисковать и пробовать новое.

В своей знаменитой книге «Антихрупкость» философ Нассим Талеб называет такой подход стратегией по принципу «штанги» или бимодальной. Он считает, что это оптимальный способ справляться со всеми ситуациями неопределенности в жизни:
«Я обычно использую пример штанги, чтобы описать такое двойственное отношение: не идти на риск в одних областях и рисковать во множестве менее критических моментов. До тех пор, пока не будет достигнуто состояние антихрупкости. Это крайняя степень избегания рисков с одной стороны, и стремление рисковать – с другой. Антихрупкость – это сочетание агрессивности и паранойи: пусть ваши сомнения и нерешительность защищают вас от серьезного вреда, а уверенность и сила…берут свое».

Пусть ваш проект будет игрой с дальним прицелом, не торопитесь, лучше сосредоточьтесь на медленном, но стабильном росте. Измеряйте срок реализации ожиданий годами, а не месяцами. Возможно, в какой-то момент возникнет ощущение, что вы достигли точки разрыва, и нужно выбирать между «нормальной работой» и новым проектом. Как в игре с хендгамом. Но амплитуда растяжения на самом деле, намного больше, чем большинство может предположить, и это в ваших интересах тянуть как можно дольше.

Ключ к успеху в собственном проекте #5: Не ищите оправданий в обстоятельствах и отвлекающих факторах. Просто начните действовать и не останавливайтесь!

preventing-shoulder-injuries

Времени так мало, мои силы ограничены, контора – это кошмар, в квартире шумно, и приятная честная жизнь невозможна, если приходится юлить и обманывать чтобы выжить. Франц Кафка

Мы только что назвали два самых популярных оправдания, которые обычно приводятся, чтобы избежать активных действий с новым проектом.

Вам кажется, что вам не хватает времени? Работайте усерднее, и у вас появится больше свободного времени, чтобы максимально эффективно его использовать.

Вам кажется, что ваша повседневная работа вас ограничивает? Возможно, все наоборот..
Всегда найдутся люди, которые найдут оправдание в своих личностных качествах: «Ну конечно, они-то смогли, ясное дело, а у меня ничего не выйдет, потому что… ____».

Возможно, вам кажется, что такая самоотдача в работе над собственным проектом может быть только у тех, у кого нет семьи и детей. С вашими обстоятельствами сосредоточиться на новой работе просто невозможно.

Однако… из патентного бюро Эйнштейн приходил домой в маленькую квартирку, где его ждали жена и маленький сын. Его биограф описывает обстановку дома так: «отвлекающую. По всей кухне было развешано мокрое белье, спертый воздух пах пеленками и прогорклым дымом, печка дымила». Но «эти вещи совершенно не мешали Эйнштейну. На одном колене у него сидел сын, на другом лежал блокнот с записями, и зачастую он записывал уравнение и тут же начинал качать ребенка, если тот начинал хныкать».

Когда Стивен Кинг написал своей первый роман «Кэрри», у них с женой уже был маленький ребенок, и только что родился второй. Они жили в трейлере и едва сводили концы с концами. Пока Кинг преподавал английский в школе, его жена Тэбби сидела с детьми, а когда он приходил домой, она шла работать во вторую смену в «Данкин Донатс». Летом он подрабатывал сторожем, заправщиком или в городской прачечной.

Кинг писал по вечерам на складном столе, который Тэбби втиснула между стиральной машинкой и сушкой. Он отстукивал рассказы на печатной машинке, пока Тэбби готовила ужин, а дети плакали и ползали по полу.

Да, дети — не самый благоприятный фактор для работы, но оправданием, что вы не можете ей заниматься, они служить не могут. Жизнь пройдет мимо, пока вы будете ждать наступления благоприятных условий.

Возможно, вся эта идея просто кажется вам слишком сложной. Вы устаете на основной работе, и разве нормальный человек не заслуживает немного отдыха и развлечений?Все зависит от того, что именно вы считаете «удовольствием» и насколько вас удовлетворяет то, как вы сейчас проводите свое свободное время. Может случиться так, что работа над новым проектом станет вашим любимым занятием.

Когда Фил Найт вспоминал о тех месяцах и годах, что провел, работая в Price Waterhouse, на сборах резервистов и шаг за шагом развивая Blue Ribbon, он описывал это время так: «Никаких друзей, никакого спорта, никакой социальной жизни». И все же он чувствовал себя «абсолютно удовлетворенным. Моя жизнь была безумной, но мне было все равно. Я был готов и к большему хаосу».

Тот, кто начинает свой проект параллельно с основной работой, и кто находит в себе силы отбросить привычные оправдания, кто начинает действовать и не сдается, чаще всего приходит к выводу, что хотя дополнительная работа вместе с основной не оставляют ему свободного времени, новые стремления не усложняют, а обогащают жизнь. У него появляется «секретная миссия», собственные планы и цели, нечто большее, чем составление отчетов по оплатам задолженностей с 9 до 6. Если обычная работа не приносит удовлетворения, у человека появляется цель, чтобы проснуться пораньше или лечь позже. Появляется новая задача, которая, возможно, станет делом всей жизни.


Поделиться с друзьями


comments powered by HyperComments