x
Закрыть
x
Вперед
Хорошо ли Вы знаете, как вести себя на различных мероприятия (конференции, ужины, просто «в гостях»), на которых можно встретить новых интересных людей и завязать полезные знакомства?

Ответьте на 8 вопросов и узнайте, насколько хорошо у Вас развиты навыки нетворкинга, и получите советы, над чем именно стоит поработать и как это сделать!

Будьте внимательны: некоторые вопросы имеют не один правильный ответ, НО всегда есть один ответ, который лучше остальных :)

После прохождения теста мы проанализируем Ваши ответы и пришлем на email Ваш результат и, в зависимости от него, персонализированные советы про то, как преуспеть в налаживании новых важных знакомств.

Ораторское искусство и нетворкинг. Вадим Курилов. Часть 1

Опубликовано 28 января 2017

Ораторское искусство и нетворкинг. Вадим Курилов. Часть 1

Взял интервью у тренера по ораторскому мастерству и постановке голоса, а также владельца PR агентства Эйтком и специалиста по маркентинговым коммуникациям  Вадима Курилова. Как учитель английского языка стал успешным предпринимателем в новой для себя нише event-маркетинга с помощью личного бренда и нетворкинга. Общение на уровне смыслов, и как звучание природного голоса помогает вам достигать успеха в бизнесе. Смотрите видео, слушайте аудио версию или читайте текстовый перевод.

 

 

 

 

Аудио версия

 

 

 

itunes-logo

 

Текстовый перевод

 

— Здравствуйте! С вами Максим Чернов – блогер и автор этого youtube-канала.  Сегодня у меня  в гостях мой друг, замечательный человек – Вадим Курилов, основатель PR-агентства, коммуникационного агентства EITCOM и тренер по голосу.  Вадим, приветствую.

 

— Приветствую вас, приветствую всех.

 

— У меня сегодня к тебе 2 темы: одна та, которая меня очень сильно волнует – нетворкинг и твое отношение к этому и то, как ты это делаешь; и второе – любимая тобой тема – это голос. И я постараюсь сделать так, чтобы наши зрители получили уже какие-то советы, как развивать свой голос. Первое – я бы хотел возобновить историю нашего знакомства. Мы с тобой познакомились на одной из конференций в Москве, и, по-моему, это как раз была конференция по нетворкингу. Мы сидели за круглым столом, и завязался разговор о том, кто здесь экстраверт, а кто интроверт.

 

— Да, было дело.

 

— Среди спикеров, которые пришли на конференцию о нетворкинге.

 

— Выступать, рассказывать на конференции по нетворкингу.

 

— Именно. И оказалось, что из 6 человек 5.5 – это интроверты, а ты про себя, насколько  я помню, сказал, что ты переделенный из экстраверта в интроверта, и твоя профессиональная деятельность обязывает тебя быть экстравертом и проявлять себя экстравертом. Вот скажи мне, пожалуйста, каким ты был раньше, как у тебя прошел этот переход из одного в другое? И насколько это было сложно тебе? Был ли какой-то внутренний конфликт?

 

— Максим, ты знаешь, я тебе сейчас скажу страшную вещь: у меня с возрастом прогрессирующая интроверсия. Понимаешь, ли? Дело в том, что я с этим борюсь. Я не могу сказать, что у меня прям был какой-то яркий переход от интроверта  к экстраверту. Дело же в том, что я преподавал английский язык. Я довольно давно преподавал, не знаю,  с 22 лет я преподавал английский язык взрослым. И я преподавал в интенсивной методике, то есть за 2 месяца люди должны были заговорить на английском языке и должны были начать понимать речь на английском  языке. Соответственно, я должен был в течение урока стоять на ушах для того, чтобы они это сделали. При этом, то есть вот эта история у меня началась давно.

 

— А изначально ты все-таки, скорее, интроверт?

 

— Конечно. У меня все признаки, абсолютные признаки интроверта присутствуют. Вот эта история про never die alone…

 

— Не про тебя?

 

— Нет. Вообще не про меня. Никогда… Лучше я буду сидеть и обедать я уж буду один. А чтобы специально искать с кем бы это мне пообедать – это просто не про меня. Конечно,  у меня бывают  деловые ужины, конечно, бывают бизнес-ланчи, конечно, бывают бизнес-завтраки там с партнерами, клиентами и так далее.  Я терпеть не могу свой день рождения. Ну, вот какие-то такие вещи.

 

— Да, да.

 

— Но,   действительно,  профессиональная деятельность, и именно это началось с английского языка, именно это началось с интенсивного преподавания английского языка для взрослых, когда мне нужно было действительно очень активно вести себя на уроке.

 

— А если вернуться к моменту основания агентства EITCOM – как первые клиенты к тебе приходили? Сейчас я думаю, что это сарафанное радио, входящий поток больше, потому что я не вижу от вас рекламы. Мы уже обсуждали, что это история такая – очень бутиковая скорее. Но вот поначалу, что ты делал активно, чтобы находить связи, искал ли ты клиентов?

 

— Понимаешь, а дело в том, что у меня был момент, когда я радикально поменял свою жизнь в довольно серьезном возрасте. То есть я уже будучи довольно известным преподавателем, соавтором  2 учебников американского английского, обучившим пол Москвы, с очень серьезными учениками, у меня половина кандидатской диссертации, академическая карьера вот просто видна, видна, видна, и я ушел в пиар, на начальную позицию в пиар, пиар-менеджером.  И так сложилось, что я ушел в парфюмерную компанию, дистрибьюторскую российскую парфюмерную компанию, просто к французскому шефу.  И, в общем, уже через 3 года получилось так, что уже были клиенты, которые были готовы работать со мной, как со мной, со мной, не знаю,  как с Вадимом Куриловым, со мной как агентством. И это просто сложилось  так, что  мой французский шеф уехал, и  я решил не идти куда-то дальше работать наемным работником, а открыл свое агентство, уже имея людей, которые хотят со мной работать. Это сложилось за вот эти 3 года, когда я работал менеджером, а потом директором по рекламе и пиару.

 

— Ну, ты анализировал сам, почему к тебе люди тянутся? А это так. Потому что ты разносторонний такой и можешь поговорить про танго, про рестораны и еще про что-то?

 

— Знаешь, я тогда еще не мог поговорить про танго.

 

— Ну, почему тогда, когда еще была первоначальная позиция, почему ты первоначальную сеть создал, сеть связей, почему к тебе люди тогда стали тянуться, как ты думаешь?

 

— Наверное, наверное, не знаю, это может прозвучать банально, не банально, по крайней мере, мне всегда было важно общение на уровне смыслов, а не на уровне значений. Это то, что, пардон, у Китайгородской, а я работал в школе Китайгородской, английский язык преподавал, то, что в методе Китайгородской называется «личностно-ориентированное общение», когда ты действительно, ну, общаешься не поверхностно. И если ты включен в проект,  включен в клиента, включен в партнера, ты реально в него включен и реально в это вкладываешься.  Но человек понимает, что я реально вкладываюсь, и понимает, что я не поверхностно этим занимаюсь, просто потому что мне надо выполнить ряд задач, которые я там себе прописал – план подготовки пиар-мероприятия. Ну, наверное, поэтому. И потому что у меня устанавливались сразу какие-то дружеские, человеческие связи, притом, что, конечно, рекламный мир – это вам не мир преподавания, где тебя ученики обожают, и ты весь купаешься в абсолютной любви все время. Понятно, что когда ты рекламодатель, тебя все обожают.  Но вот каким-то хитрым образом получалось, что даже будучи представителем брендов, даже будучи представителем компании-рекламодателя, завязывались вот эти вот отношения, действительно человеческие, действительно искренние. И поразительно – с 2001 года прошло действительно много лет, я не знаю математику – не могу даже посчитать.

 

— Лет 15 примерно.

 

—Лет 15, плюс минус.

 

— Да.

— И с теми людьми, с которыми я очень по-доброму общался тогда, я  общаюсь и дружу до сих пор.

 

— Хорошо. Расскажи, пожалуйста, про то, когда ты знакомишься,  вот про этот процесс. Как ты любишь его выстраивать? Сам подходить знакомиться, или ты любишь, чтобы тебя представляли? И что мне особенно важно – на что ты обращаешь внимание, когда ты видишь человека? Почему я это спрашиваю? Если ты сказал про смыслы и оболочку, так скажем, значение, очень многие люди сразу составляют мнение о человек по каким-то признакам формальным. Вот что для тебя важно?  И, может быть, ты приведешь пример, когда человек тебе сначала не понравился, а  потом прошло время, и вы  с ним стали дружить, допустим.

 

— Знаешь, это довольно сложный пример.  Я бы не хотел называть имена.

 

— Ну, давай без имен.

 

— Или говорить людям, что..

 

— Давай без имен, давай с фамилиями.

 

— Отлично, отлично! Просто отлично. Хорошо. Я могу тебе сказать.  Во-первых, я действительно не люблю обращать внимание на некоторые формальные признаки. Вот он повернул голову так, вот он смотрит вниз или он смотрит вверх.  Вот он мне ответил так или ответил сяк. Все-таки, когда я начинаю общаться с человеком, я прекрасно понимаю, что человек может быть  в этот конкретный момент в хорошем настроении, в плохом настроении, ему наступили на ногу на улице, его обрызгала машина, когда он выходил из своей машины – все что угодно могло произойти. И то, как он сейчас со мной общается – это далеко не тот человек, вполне, ну, может быть, и тот, который там сидит внутри. Поэтому я редко создаю вот так вот сходу первое впечатление. Оно, естественно, создается. Но я все-таки стараюсь как-то прощупать, если мне с этим человеком еще общаться.

 

— Вот какой-то пример можешь? Я не прошу, естественно, называть человека, но вот по каким признакам тебе показалось, что он может быть не очень, а потом все изменилось.

 

— Знаешь,  очень часто бывает такое, что когда ты смотришь на человека даже лично, но ты видишь его немножечко со стороны,  и если этот человек достаточно публичный,  то у тебя может создавать о нем определенное впечатление. У меня была такая история. Довольно публичный человек, я бывал лично на его выступлениях, хотя лично мы не общались. Я видел, естественно, и видео, и слушал, и смотрел, и присутствовал живьем. У меня всегда было ощущение, ну, знаешь как? Очень обаятельный человек. Но бывают люди обаятельные… знаешь, как в кино: бывают отрицательные герои, которые страшно обаятельные.  Так вот у меня всегда было ощущение от этого человека, что у него обаяние злодея. Плюс к этому у меня  почему-то было ощущение, я не знаю, на каком уровне, что этот человек не совсем любит людей, вот он не совсем любит свою аудиторию. Не знаю почему. И случилось так, что у нас была возможность довольно долго быть в контакте и довольно долго быть в одном, так сказать, пространстве и общаться. Я не могу сказать, что мы общались, но я значительно ближе наблюдал этого человека.  Я уже его видел, я фактически, практически выступал с ним вместе,  я слушал его в другой атмосфере, значительно более закрытой, и у меня, ну, если не радикально, то очень сильно изменилось впечатление. Очень сильно изменилось впечатление, потому что когда человек общается с тобой, и он видит тебя и уже направлен на тебя, либо ты его видишь на каком-то выступлении, но не 500-1000 человек, а вот здесь у тебя сидит 30 человек, и ты видишь его со значительно более близкого расстояния, то значительно больше проявляется. И, по крайней мере, про нелюбовь к людям у меня ушла такая тема.  Про отрицательное обаяние немножко осталось. Но тем не менее  этот человек стал мне значительно ближе, и я чувствую его значительно лучше. Это к вопросу о первом впечатлении от публичных людей, возможно, от тех людей, с которым тебе потом, возможно, захочется пообщаться, так сказать, использовать силу нетворкинга и связаться с тем человеком, с которым бы  ты в жизни бы не связался. А тебе кажется: «Ой, нет, я к нему даже не подойду, потому что у меня такое сложилось впечатление. Да он вообще неприятный, злой. Ну, или приятный, но какой-то такой. И не любит он меня. Как я к нему подойду? Он меня отошьет». Да может совершенно и нет.

 

— Давай тогда эту тему продолжим. Я тоже задаюсь вопросом, раньше задавался вопросом: а за счет чего публичные личности становятся закрытыми? Понятно, что это большой входящий поток, большой ажиотаж по поводу этой персоны. Как с этим бороться? У меня тоже были такие случаи, когда человек выглядит совершенно закрыто, но, по сути, он нормальный парень, с которым можно поговорить, пообщаться. Ты общаешься со многими публичными людьми, как на твой взгляд пробиваться через вот эту стену, если человеку нужен контакт  какого-то публичного героя, как через эту стену пробиваться? Это может быть подход, как к блогерам: «А возьмите вот фотоаппарат, протестируйте и оставьте его себе», то есть как-то задобрить человека, либо же.

 

— Ну, это мы знаем. Мы, работающие в парфюмерном бизнесе, хорошо в этом понимаем.

 

— Да, абсолютно. Либо это какой-то introduction, либо можно сделать такой питч, когда ты подходишь вхолодную к человеку, что ты ему понравишься  и запомнишься.  Твои рекомендации на этот счет.

 

— Знаешь, есть, конечно,  масса вариантов, и все те, которые ты перечислил. Конечно, хорошо, когда тебя представили, но если у тебя абсолютно холодная ситуация, и тебе нужно подойти к человеку и что-то ему сказать так, чтобы  он обратил на тебя внимания, во-первых, надо сделать маленький research – исследование и все-таки про  этого человека что-то узнать. И, может быть, узнать что-то, чего об этом человеке не все знают, но это для чего будет очень важно или релевантно. Вот буквально недавно пример, пожалуйста. Встречался я с Труди Стайлер. В первую очередь я говорю, что это прекрасная актриса, это человек, который открыла Гая Риччи, продюсер «Карты, деньги, два ствола», ну, и жена Стинга. Потрясающий совершенно мастер йоги, человек, который защищает тропические леса, она уникальная абсолютно. Абсолютно уникальный человек. Ну, понимаешь, в ее статусе находясь, мне нужно было как-то с ней установить контакт. Я знал про нее одну вещь, которую про нее никто не знает. Ну, я, маленькая предыстория, я учусь голосу, именно речевому голосу у фантастического американского преподавателя – Кристины Линклейтер, которая сейчас живет в Шотландии. Она открыла в Шотландии свой голосовой центр. И я знаю, что Труди Стайлер – подруга Кристины Линклейтор и ее ученица, и она один из инвесторов и спонсоров ее голосового центра в Шотландии. Я знал про нее это. И, конечно, когда я с ней увиделся: « Я так счастлив с вами встретиться. А вы знаете, Труди, я про вас знаю кое-что, что про вас знают очень немногие». Она напряглась так, знаете. И тут я говорю: «Вы являетесь сооснователем Kristin Linklater Voice Centre». Она говорит: «Да!». «А я ученик Кристины Линклейтор». «Да вы что?! И вы были на Оркнейских островах?». Все – завязалась беседа про Шотландию, про острова   Orkneys, про центр голоса, про то, как Труди играла Шекспира в шекспировской труппе, все. то есть вот это была такая прям, такой ход к ней.  Если вы что-то узнали про человека, и, может быть, никто не знает, что этот человек защищает тропические леса. Может быть, не пиарит это человек. Может быть, никто не знает, что этот человек любит, я не знаю, петь дома джаз под рояль, и он хорошо играет на рояле, но вдруг вы выяснили. Каким-то образом вы это выяснили, вы это узнали. Хорошо, если вы с этим подойдете к человеку и скажите: «Вы знаете, вы, конечно, гений в этом, в этом, в этом, в этом, но как вы танцуете танго!», ну, бог его знает: «Как вы спели вот ту песню джазовую под фортепиано». Все

 

— То есть ты советуешь подход к человеку не с какой-то бизнес-целью, если у тебя она есть.

 

— Категорически нет.

 

— С другой стороны.

 

—Категорически не бизнес-целью, а категорически  с чем-то, что

 

— Срезонирует.

 

— Срезонирует  и не просто срезонирует, а то, что  прям вот екнет у человека внутри, что ему будет близко. Никто не знает, что он танго танцует, а вы как-то узнали, потому что вы такой потрясающий нетворкер и сделали такое потрясающее исследование, и вы это знаете. И вы ему это скажете, и его это там: «Ну, надо же! Да!». Все. И уже совершенно по-другому будет к вам человек относиться. Вот мне кажется так.

 

— Класс! Здесь еще, наверное,  фактор, связанный с твоей личностью и твоим голосом, который когда люди слышат, наверное, они раскрываются каким-то образом, и, наверное, это сразу такая зацепочка, которая интересна, и она подкупает, и она сразу сближает.

Понравилась статья? Подпишитесь на новые!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.