x
Закрыть
x
Вперед
Хорошо ли Вы знаете, как вести себя на различных мероприятия (конференции, ужины, просто «в гостях»), на которых можно встретить новых интересных людей и завязать полезные знакомства?

Ответьте на 8 вопросов и узнайте, насколько хорошо у Вас развиты навыки нетворкинга, и получите советы, над чем именно стоит поработать и как это сделать!

Будьте внимательны: некоторые вопросы имеют не один правильный ответ, НО всегда есть один ответ, который лучше остальных :)

После прохождения теста мы проанализируем Ваши ответы и пришлем на email Ваш результат и, в зависимости от него, персонализированные советы про то, как преуспеть в налаживании новых важных знакомств.

Куда инвестировать деньги

Опубликовано 22 февраля 2017

Куда инвестировать деньги

Евгений Ходченков — один из самых успешных молодых предпринимателей. Объехал 39 стран, управляя 5-ю бизнесами виртуально. В этом интервью мы поговорили про безопасные процентные ставки. Как зарабатывать на инвестициях в жилье вскладчину. Что такое платформа, приносящая пассивный доход. А также как правильно инвестировать в интернет-недвижимость и выкупать хорошие траффиковые сайты у вебмастеров.

 

 

 

 

 

Аудио версия

 

 

 

itunes-logo

 

Текстовый перевод:

— Здравствуйте, это канал Networking Максима Чернова. Сегодня у нас в гостях предприниматель Евгений Ходченков, человек, за которым я давно слежу и наблюдаю. Познакомились мы, наверно, года полтора назад: я выменял по бартеру твою консультацию часовую.

— Да, точно.

— Мы с тобой созванивались после этого. Я Женю приглашал на канал World Business Channel, где я работаю. И вот сегодня мы решили записать передачу на такую тему, которая меня самого сейчас очень интересует – это личные инвестиции. Личные инвестиции – это финансовая грамотность. И сейчас супер совпало со временем проведения конференции, с которой Женю мы буквально час назад вытянули. Вытянули с выступления на конференции про инвестиции в недвижимость. Сегодня я бы хотел про это, в том числе, поговорить.

Жень, смотри, я не знаю, знаешь ты его или нет: такой человек, Пэт Флинн – блогер англоязычный.

— Ну, точно что-то слышал.

— У него блог про то, как правильно вкладываться и как жить на пассивный доход. Тема пассивного дохода меня самого сейчас очень интересует. Он описывает прямо, что у него есть в начале месяца и что у него есть в конце месяца: все партнёрские программы, куда он инвестирует, другие каналы инвестиций. И для него это фактически пассивный доход. Скажи, пожалуйста, сколько у тебя источников дохода? Насколько они пассивны, насколько они активны? Например, свой бизнес – это по идее тоже источник дохода, он может быть полупассивным. Вот, скажи, пожалуйста, сколько их у тебя и сколько из них активных, а сколько пассивных?

— Хорошо. Смотри. Я просто хорошо это знаю, потому что я воспитан, что называется, на теме Роберта Кийосаки, поэтому пусть не удивляет зрителей то, что я с ходу назову вам все цифры. Но я просто это знаю. Вот я знаю, что я проехал 39 стран, знаю, сколько у меня есть детей (надеюсь, что знаю), и знаю, сколько у меня активов и пассивов. И вот, видишь, я не очень люблю такую терминологию «пассивный доход», потому что оно этот термин приобрёл сейчас такой широкий смысл. В МЛМ обещают пассивный доход, в бизнесах обещают пассивный доход. Поэтому я меряю не в пассивном доходе, а в активах/пассивах. Активы – это то, что приносит доход, пассивы – это то, что съедает. И вот у меня сейчас 27 активов, именно таких, которые я могу посчитать активами, — то есть то, что добавляет деньги в мой карман, и порядка 17 пассивов. Пассивом я считаю даже то, что у меня списываются ежемесячно деньги за определённую программу обучающую, хотя она меня делает богаче в итоге. Но я не могу её назвать активом, потому что она делает мой карман беднее.

Каким образом я распределяю активы: у меня часть денег, и не всегда это деньги, иногда это кредитное плечо, — это объекты недвижимости, часть – это так называемая интернет-недвижимость, и часть – то, что ты назвал бизнесом. Хотя его нельзя до конца считать активом, но, тем не менее он мне приносит денежный поток каждый день и каждый месяц. Я тоже назову его активом, он в эти 27 входит. Если назвать распределение, то 10% — это бизнес, то есть я скорее сейчас инвестор, чем предприниматель, хотя есть бизнесы. Остальное – это в равной степени сейчас, во-первых, недвижимость: Москва, Питер, Сочи, Краснодар, там я сейчас распределяю активы – города-миллионники, там, где есть рабочие места, там, где я найду, кому эту недвижимость сдавать; а во-вторых, интернет-недвижимость – порталы, сайты и концентраторы сайтов, так это ещё можно назвать. Например, каталог квестов. Это сайт обо всех квестах России. Например – чтобы нас, опять же, поняли зрители. Есть у меня такой проект – QuestScanner, в нём много квестов. На момент просмотра этого интервью, может быть, его уже не будет, потому что мы его готовим когда-то к продаже. То есть это проект, который приносит прибыль – и потом он отдаётся на продажу. То есть недвижимость, интернет-недвижимость и немножко бизнес.

— При этом, для зрителя поясню, у Жени много бизнесов в разных сферах. То есть твой старт-проект, который был, наверно, ключевым в твоей карьере, с которого началось твоё имя, Евгений Ходченков, и твоя известность. Потом у тебя есть оффлайн-проект, связанный с недвижимостью, связанный с квестами – «Ловушка».

— Да, есть квест-проект, есть проект сейчас – строительная компания в Краснодарском крае, мы строим экодома, энергоэффективные дома. Это, кстати, одна из философий, которую я хочу сегодня рассказать. Мы инвестируем в разные сферы, они схожи чем-то, если ты заметил, — много с недвижимостью всего. То есть мы понимаем в недвижимости – идём в недвижимость. Но сейчас очень опасно в наше время, в 16-м году, на момент вообще записи этого видео, опасно держать все яйца в одной корзине. Потому что я за последние два года потерял три бизнеса. Просто потерял, потому что я понял, что дальше их тянуть нельзя. Их невозможно было ни продать, ни сохранить – они просто ушли.

 

Способы инвестирования

— Хорошо. Если нас смотрит не предприниматель, допустим, а человек, который работает по найму. У него есть какие-то свободные деньги. Куда ему можно пойти? Самый простой способ – это банк. Какие ещё способы, не сложные, не комплексные, в которые человек может начать инвестировать?

— Давай введём тоже понятие инвестиций – это желание преумножить свои деньги. Мы хотим преумножить, отправить деньги на работу. То есть задача – сделать так, чтобы деньги приносили деньги, и это нас кормило. Но проблема в том, что банк никогда не перекрывает инфляцию. То есть, грубо говоря, то, что мы могли купить в начале года на 100 тысяч рублей, на 120 тысяч рублей мы не можем купить в конце года. То есть получается обман: мы пришли в банк, положили деньги под 12% годовых. Да, когда был скачок в 2014-м году, и нам повысили ключевую ставку, и все побежали под 24-28% , кто был умный, в банки отнесли деньги под огромную ставку, — они выиграли, эти ребята. Но в целом это разовая ситуация. Это не может быть постоянным решением.

— Мне кажется, эта история связана с тем, что очень много людей хранят деньги под кроватью, и чтобы они не теряли их, они отдают их в банк, и там их оставляют на том же уровне.

— Примерно на том же уровне. То есть если мы говорим об инвестировании, давайте мы сразу не будем вообще рассматривать вариант с банком, потому что банк – это не инвестирование. А дальше на нашем рынке остаётся огромное количество предложений, типа Форекса, ПАММ-счетов, каких-то организаций. В МФО сейчас можно деньги проинвестировать – микрофинансовые организации. Они берут деньги и выдают потом под процент беднягам, которые платят 365% годовых. Знаешь, есть такие ставки – там 1% в день. То есть это кошмар, конечно, это ростовщичество, на котором ты зарабатываешь, но если тебе совесть позволяет, ты можешь туда отнести деньги. Там платят 20-30%, и это всё вроде как контролируется государством.

Я могу сказать вещь, которую я заметил, вот как рекомендацию могу дать. Всё, что рекламируется по телевидению и так далее, — в эти инвестиции нормальные инвесторы деньги не несут. Потому что, как правило, то, что массово рекламируется – это не то, нормальные инвест-проекты не раскрываются большинству. Они как раз проходят в узких тусовках. Вот мы сейчас сидим на конференции – и во время неё, после неё, на обеде вскрываются: «А вот знаешь, мы здесь строим многоквартирный дом, вот в таком-то городе, под Москвой. Мы вот такую стратегию применили и заработали вот столько». «А вот мы здесь взяли старую фабрику, переоборудовали, сделали многоквартирный дом, получили разрешение на дома» и так далее.

Но это всё – достаточно сложные схемы, правильно? Ты же говоришь о простых вещах. Так вот, простая вещь, которую я сейчас вижу, которая развивается, — это то, что уходит банк как прослойка. Раньше как было: один несёт деньги в банк под процент, а предприниматель берёт деньги у банка, опять же, под процент, и банк посередине хорошо зарабатывает. Эта прослойка уходит, появляются биржи в интернете, нормальные биржи, типа «Самикс», ну, я не знаю, я не буду называть какие-то имена, потому что ни в ком ещё до конца не уверен. Но есть биржи, которые принимают деньги и отдают их напрямую бизнесу без банка. Биржа – не очень хорошее слово, назовём это сайт-концентратор. То есть управляющая компания, которая занимается тем, что ты инвестируешь напрямую в бизнес.

Любой бизнес нормальный даёт 100-200-300% годовых. И бизнес готов делиться. Он готов дать 10-20-30% своим инвесторам. Поэтому я считаю, что надо сейчас искать простому обывателю работающие, проверенные краудинвестинговые вот такие модели. Потому что я лично знаю: с родственников, друзей, которые принесли туда деньги, 10-20-30% вынимают оттуда. При этом, эти деньги, ну, нельзя сказать, что застрахованы, но там собственники бизнеса готовы давать какие-то гарантии. В каждом исключительном случае это свои гарантии, надо изучать, какие.

— Хорошо. А какая ставка, на твой взгляд, до какой ставки это реалистично и достаточно безрисково? То есть если ты видишь там 80% годовых – насколько можно такому проекту доверять?

— Мне комфортно, когда я слышу цифру до 20%. 16-18-20% Коммерческая недвижимость сейчас приносит в среднем 11-15%, это считается хорошая ставка. И вообще в мире инвесторов принято считать окупаемость. Например, если я купил за 10 миллионов объект недвижимости, это коммерческая недвижимость, — я должен увидеть возврат инвестиций за 8 лет. Это примерно процентов 15-17. Это считается хорошая сделка.

— В России, да?

— В России. Всё, что больше 10-ти лет окупаемости, то есть меньше 10% — это арифметика лёгкая, потом в уме складывается, — то это уже не очень интересная сделка. Поэтому 20% звучит хорошо, правильно. То есть действительно возможно, когда ты поднимаешь какие-то серьёзные деньги, но это разовая вещь. Это какие-то спекулятивные техники и стратегии. Что-то где-то купили, ну, есть такие техники и стратегии: выкупается старый подвал, делается ремонт, туда кальянная загоняется. Месяц-два у тебя хорошие показатели, но потом пришла какая-нибудь проверка, оказалось, что дым проходит к соседям – и всё накрылось. И бизнес закрылся, и не может тебе платить таких инвестиционных процентов.

— Слушай, ну, это уже скорее бизнес. То есть всё-таки надо настраивать процессы, завозить кальяны, делать ремонт и так далее. А вот история с инвестициями, когда покупают квартиру, разбивают её на несколько квартир маленьких, либо покупают дом, опять же, его пилят на несколько квартир – и в таком случае получают гораздо бóльшую окупаемость, чем если это просто квартира, которую сдают на длительный срок. Насколько это вообще рабочая история? Какие там есть подводные камни?

— История работающая, но ты правильно заметил, что и там, и там это всё-таки бизнес. Это некорректно называть инвестированием. Инвестирование – это когда я тебе говорю: «Максим, я строю дом, дай мне деньги. Я заплачу тебе 18%». Ты говоришь: «Окей, в банке дают 10, Женя даёт 18. Пусть напишет мне расписку, как-то защитим эти деньги – и вперёд». Договор займа у нотариуса, или какие-то другие юридические инструменты, как это правильно сделать, — и вперёд. И мы с тобой вступили в отношения, где я занимаюсь бизнесом, а ты – инвестор. Это я и называю краудинвестингом: есть целые порталы, где люди сдают деньги, а там кто-то один суетится и зарабатывает эти деньги.

Но если отвечать на твой вопрос, рабочая ли это схема, — рабочая, но всё зависит от города. Например, доходные дома классно работают в Москве, и абсолютно не будут работать в Краснодаре. Ну, в Краснодаре ещё, может быть, туда-сюда, но в городе-немиллионнике – это тяжело. Потому что стоимость жилья и так дешёвая, люди и так дёшево снимают, поэтому когда ты построил новый дом и начал его сдавать, окупаемость может быть 20-25 лет вполне.

— То есть работа по анализу рынка первоначальная.

— Да.

— И это нельзя назвать напрямую инвестицией.

— Нет, это не инвестиция, это бизнес-проект: потому что придётся разбираться в строительстве, во всех справках, архитектурных заморочках. Все, кто вошли в этот бизнес, была волна в 2014-м году: многие под Москвой строили домики, делили квартиры на студии, сдавали это всё по кусочкам. Всё это закончилось тем, что люди прокачались очень сильно в строительстве, ещё в каких-то вопросах, но денег это не добавило – потому что это просто подмена понятий. Человек думал, что они из бизнеса уходит в инвестирование, но он ушёл из одного бизнеса в другой, в котором нужно проводить время, там свои головняки. Люди снимают квартиры для порно-студий, потом оказывается, что в твоей квартире происходит какой-то беспредел. Твою же квартиру, которую ты сдал, начинают сдавать посуточно. То есть ты думаешь, что ты инвестор, а на самом деле инвесторы те, кто туда заехал – они зарабатывают на твоей квартире. Поэтому с этим надо очень аккуратно.

— А что скажешь про концепцию Airbnb в России – она рабочая? То есть (для зрителя, если кто-то, может, не знает) квартиру можно сдавать, допустим, на год и получать с неё, я думаю процентов 5-6-7, а можно сдавать на день, на неделю – туристам, которые приезжают, но хотят остановиться не в отеле, а в квартире. И тогда ты получаешь, ну, побольше – сильно больше.

— Побольше, да.

— Насколько эта тема рабочая в России? Я знаю, например, что в Париже очень хороший бизнес, хорошая инвестиция.

— Очень хороший, да, классный.

— А что в Москве?

— Ну, давай оттолкнёмся: я сам просто работаю с этой площадкой два года, у меня дом в Испании. Я уехал оттуда, и пока я здесь по России путешествую, у меня там сдаётся дом. Я уже два года сдаю, поэтому про эту площадку всё знаю хорошо. Действительно, очень классное направление, оно растёт, и аналогов практически нет крупных. Потому что Booking это Booking, там одна аудитория, а вот Airbnb – это такая большая семья. В Москве, Сочи и Питере это работает. Ну, в Казани это ещё работает. В других городах я этого не заметил. То есть я даже вижу, мониторю: хаускиперы, то есть владельцы недвижимости, которые пытаются там что-то сделать, — я вижу у них и рейтинги, и по занятости, по косвенным параметрам могу судить, что чуда какого-то не происходит. В некоторых, уникальных местах России, которые освещаются… надо понимать, что в Airbnb никогда не приедут русские. То есть русские не пользуются почти Airbnb. Пользуется Москва продвинутая, а глубинка не знает про этот сайт в принципе. Booking – ещё ладно, но Airbnb – это очень сложно для них.

— То есть человек, который из Нижнего Новгорода приезжает в Москву, он скорее снимет отель или остановится у друзей.

— Или на Avito снимет. Другая логика. А вот европейский товарищ, приезжая в Сочи или в Москву, воспользуется Airbnb. Потому что он хочет пожить как москвичи. Он хочет это увидеть, он хочет это попробовать. Он хочет иметь кухню, потому что понимает, что в гостинице этого нет, а он привык к европейским апартам – там это норма. Поэтому европейский потребитель – это основной потребитель Airbnb. То есть тема работает, но Москва, Питер, Сочи, Казань, где выставки большие проходят, какие-то мероприятия. И всё. Остальные города – только если ты, например, в Лагонаки едешь. Знаешь, есть такая штука? Но там не Airbnb сдаются, правда, это всё-таки Booking. Потому что там горы красивенные, там прямо восьмое чудо света, плато Лагонаки, и туда люди едут. И поэтому есть иностранцы, которые снимают, в том числе, через Airbnb.

Тема рабочая, но очень специфическая. Заработать стандартному инвестору будет сложно, это опять бизнес. Опять нужно разбираться, ездить, изучать. Есть даже уже целые конференции по Airbnb в Европе, которые обучают хаускиперов, как меня, например, как вообще это делать. Но, действительно, я вот по дому в Испании могу сказать, например, что у меня загружено на год вперёд всё. И вот сейчас, это у нас декабрь 16-ого года, у меня август 17-ого сдан уже. То есть люди заранее делают, планируют отпуска. Менеджеры какие-нибудь, которые знают, работают в Германии в автосалоне «Audi», например, — они бронируют у тебя жильё. Все языковые барьеры стираются, все говорят там на английском, есть переводчики внутри и так далее. Airbnb – это такой арбитр, который вас сводит. Этот менеджер знает, что отпуск будет только в августе, и он уже забронировал. И я спокоен, что скорее всего этот человек приедет, потому что аванс взял Airbnb. То есть я могу быть спокоен, потому что у меня на полгода вперёд будет загрузка. Если я ещё создал репутацию, красивые фотографии, есть такое.

— Вот человек из Германии – не удивлён, что он планирует на девять месяцев вперёд.

— Да, да, да, с другой стороны.

— А там всё-таки люди, которые снимают, есть люди, которые тебя знают лично?

— Нет. Ни разу не было такого. Я сдавал знакомым, но не через Airbnb, а просто писал в блоге: «Ребят, стоит дом, кому нужно – налетай». И сдавал таким образом. Но потом, удивительная вещь, Airbnb настолько мощнее поток даёт, что несмотря на то, что у меня большие ресурсы социальные, я могу привлечь аудиторию, — всё-таки европейский потребитель не пережил такого кризиса, как Россия. То есть для России Европа – это дорого, а в Европе ничего не поменялось. Ну, поменялось, там кто-то потерял рабочие места, но в целом евро есть евро. И для них стоил дом тысячу евро в месяц – и сейчас он стоит тысячу евро в месяц. Они сильно не почувствовали разницы.

— В отличие от тех людей, которые платят рублями.

— Да, для тех, кто платит рублями, цена почти в два раза возросла.

— Окей. Смотри, Airbnb – это платформа. И как раз я хотел поговорить про это понятие «платформа», о котором ты всё время говоришь. Вот я был во вторник, по-моему, на твоём вебинаре про твои инсайты прошедшего года. С прошедшим днём рождения тебя!

— Спасибо!

 

Для чего нужны интернет-платформы

— Платформа помогает тебе быть opinion лидером, своё мнение передавать оперативно, быстро большой аудитории и за счёт этого зарабатывать. Вот если, возвращаясь, допустим, к Пэту Флинну, у него очень большой сайт, с большим трафиком. Это фактически его платформа, люди за ним следят, люди ему доверяют, и за счёт этого он монетизируется. При этом, здесь есть один нюанс. Знаешь, есть вот такое: сделай блог/влог на ютубе – и будешь зарабатывать миллионы на рекламе и так далее. Но чтобы сделать блог на ютубе и набрать хотя бы сто тысяч людей или пятьсот тысяч людей, чтобы зарабатывать какие-то средние, небольшие деньги на рекламе, нужно вложиться в контент, в операторов, в оборудование, просто в рекламу. То есть чтобы построить эту платформу, либо ты строишь её быстро, но ты вкладываешь туда деньги и свои ресурсы, либо ты строишь это очень медленно, но лет через 5-10 ты будешь иметь какую-то платформу. Но это очень хорошая история. Вот скажи, пожалуйста, твоё мнение, настолько всё-таки стоит людям строить платформы и через какое время эту платформу можно начать монетизировать?

— Давай тогда введём определение, чтобы зрители поняли, что такое платформа. Платформа – это мы имеем в виду ваше присутствие в интернете, процент присутствия в интернете. То есть Павел Дуров, например, запускает любой бизнес, если бы он много бизнесов запускал, таких, как Telegram, хотя это не сильно бизнес, — ну, в общем, ему достаточно пальцами щёлкнуть, потому что у него огромная аудитория. Любой продукт получит информационную поддержку. Люди начнут об этом говорить, делиться, рассказывать. А если продукт ещё и полезный, то вообще супер. И у меня есть такое сравнение: будешь ты хоть на одну десятитысячную Павлом Дуровым – всё у тебя в жизни будет хорошо.

Но есть понятие платформы, а есть платформа – это блог, соцсети, ютуб, всё-всё-всё вместе. Либо что-то в отдельности: бывают индивидуальные платформы, без ютуба. Меня практически нет на ютубе – это моё упущение, но, с другой стороны, мне не хотелось два года снимать ролики. Можно жить просто на контенте, можно хорошо снимать, можно хорошим парнем быть в инстаграме, можно быть интересным и полезным в блоге, и так далее. Поэтому можно разделить на два типа. Есть личностная платформа, которая построена вокруг личности: убери тебя оттуда – всё порушится. И есть платформа безличностная. Вот я, скорее, иду в безличностные платформы. Несмотря на то, что я развиваю свои какие-то направления, но это скорее хобби. Деньги и ресурсы я вкладываю в безличностные платформы, то есть когда человек приходит, и это просто сайт, на котором рассказываются 8 тысяч бизнес-идей. Или приходит девушка и получает советы по тому, как быть с ребёнком от нуля до трёх, от трёх до пяти, от пяти до восемнадцати. Она получает полный гайдлайн, куда двигаться. И так далее.

То есть люди ищут ответы на вопросы, и они могут выходить куда-то. Они, конечно, гораздо больше доверяют личностям, то есть личностные платформы, безусловно, гораздо круче. Но если у вас нет желания, денег, средств и так далее заниматься личностными платформами, можно заниматься безличностными. Вот живой пример. Мой знакомый, который живёт от меня буквально в двухстах метрах, несколько лет уже развивает группу «Вегетарианские вкусняшки». И это безличностная платформа, он просто публикует рецепты. В 2012-м году у нас не менее ста выпускников наших тренингов создали кулинарные сайты. И вот эти кулинарные сайты у некоторых посещают сто-сто пятьдесят тысяч человек в месяц. Это пример безличностной платформы, потому что человек идёт, что-то новенькое ищет, находит какую-то там курицу, запечённую под каким-то супер соусом, но в этот момент происходит посещение сайта, клик на рекламу, доход и другие какие-то вариации этого дохода. И вот этот товарищ точно так же публикует каждый день рецепты. Никаких денег не было, вообще не было. Человек просто публиковал вегетарианские рецепты.

— Он сам это делал?

— Он сам это делал. Он их находил со стороны, перепечатывал из книг, переводил их откуда, делал это сам. Потом у него появилась помощница. Сейчас эта группа – 150, а сейчас, может быть, уже и 200 тысяч человек, можно её прямо так найти Вконтакте. И она приносит доход. Она приносит, в общем-то, если надо, какие-то другие задачи решает, можно через неё что-то продвигать, рекламировать.

— А можешь в цифрах рассказать: платформа, у которой трафик 100-150 тысяч в  месяц, какой доход и на чём доход?

— Всё индивидуально. Давай возьмём сайт. Сайт 100-150 тысяч человек в месяц – это будет тысяч 50-100, в зависимости от тематики, будут приходить пассивы, можно просто навесить рекламных блоков от Google, Яндекс.Реклама, может быть, какие-то тизерные сети, может, какие-то баннеры на продажу. Всё зависит ещё от того, как человек это всё-таки подаст.

— Без партнёрских пока программ?

— Без партнёрских программ вообще. То есть если мы включаем партнёрскую, тут, опять же, всё индивидуально. Если классный продукт, классная партнёрка, она заходит в аудиторию, и если человек, уходящий с сайта, получает всплывающее окно «Куда вы уходите? Пожалуйста, введите свой e-mail», и эта воронка частично сделана на платформе владельца сайта, владельца платформы, — не отдаётся сразу весь трафик владельцу партнёрки, то есть тому, кому гоним трафик. Как итог, например, наш сайт… Вот мы растим сейчас молодой проект – каталог франшиз. И в этом каталоге франшиз 15 тысяч посещаемость, спустя 4 месяца активной работы с СЕО. Из 15-ти тысяч мы делаем примерно 5% — они остаются подписчиками, просто потому что им предалагется такими стать на сайте в разных вариантах.

— Это много довольно.

— Это достаточно много, мы над этим работали. Вот смотри, из 15 тысяч подписчиков – 750 человек в месяц. Но когда мы считаем на длинном плече, что произойдёт за два года, это огромное количество людей, которые знают твою платформу, знают, кто ты. Если там ещё есть личность, могут у тебя что-то покупать. Если ввести сюда правильный партнёрский продукт, а они у нас есть, то, конечно, монетизация выше в разы. То есть я говорю сейчас о том, что 100-150 тысяч посещаемость – просто 50-100 тысяч ты можешь получать от Яндекс.Метрики.

Я хотел это сравнить с вложением, например, в недвижимость. Это в разы выгоднее. Чтобы получить сайт 150 тысяч посещаемостью, нудно 1-3 млн рублей, и это принесёт тебе доход 50-100 тысяч. В Москве, чтобы сдавать квартиру за 50-100, тебе нужно будет вложить 10 млн рублей. Интернет-недвижимость в этом плане побеждает, и я бы внимание инвесторов, в том числе, потому что это можно приравнять к инвесторской деятельности: там обучение нужно не такое большое, не надо годами этому учиться. Два-три месяца, разобрался, пошёл дальше с этим работать. Особенно если есть какой-то партнёр, который может помочь в технической части.

— А это всё-таки история про покупку готового сайта и дальнейшего развития, или про сайт с нуля?

— Можно и так, и так сделать. Но более рискованно развивать сайт с нуля. Потому что, если мы говорим, опять же, об инвестициях, лучше найти 2-3 друга, которые сбросились, купили один сайт, и, собственно говоря, им владеют на каких-то адекватных условиях и получают оттуда пассивный доход, с которого мы начинали нашу сегодняшнюю встречу. Если мы начинаем это делать с нуля, то мы собираем все эти 100500 тысяч ошибок. То есть вот эта дорога к успеху – у нас шансов провалиться и не сделать сайт гораздо больше, чем шансов, что мы его всё-таки сделаем. Когда мы покупаем готовый продукт, наша задача – хорошо его проверить. И если это нормальный, не протухший сайт, у которого есть годовая история прибыли, всё в порядке, то уже не будет никаких проблем с этим.

— Ну, окей, допустим, сайт, который приносит тебе 50 тысяч в месяц, сколько он будет стоить, ещё раз?

— Миллион-полтора. В зависимости от того, как ты найдёшь эту сделку. Надо понимать, что, я вот сейчас как раз об этом говорил на конференции, что когда ты торгуешься и покупаешь сайты, ты покупаешь их не у инвесторов. Когда ты приходишь с инвесторским мышлением, прочитав хотя бы пару книг Роберта Кийосаки, или хотя бы последнюю – я всем рекомендую последнюю книгу, в 2016-м году вышла, «Второй шанс» называется. Он там объединил, в принципе, всё, что он говорил до этого. И эта книга показывает, как раз таки, что весь мир делится на людей инвесторов и не-инвесторов. И когда ты приходишь покупать к не-инвестору сайт, надо понимать, что ты покупаешь у веб-мастера, это – его единственный доход. Он, скорее всего, всадил туда уже все деньги, его ненавидит жена. Ему нужно купить новый диван, потому что старый прохудился. И в этот момент ты можешь разговаривать с ним, торговаться. Ты находишься на свободном рынке, предложений много, и ты можешь получить хорошее предложение на этот сайт.

Но если ты инвестор, ты можешь понимать, что через два года – ты мыслишь перспективами двухлетними, трёхлетними, а лучше пятилетними, — ты понимаешь, что этот сайт продашь дороже, что по дороге ты на этом сайте ещё и заработаешь. То есть сайт чем хорош? Он и приносит прибыль, и является активом. Потому что ты можешь его продать, и он дорожает. В среднем у меня удорожание сайтов – от 20 до 100% в год. Это у нас сейчас происходит с теми сайтами, которыми я владею. Они удорожаются каждый год. Почему? Потому что если ты хоть чуть-чуть добавляешь туда контента, то люди приходят больше, больше, закрепляются, пишут.

То есть сайт – он как вино. С каждым годом он становится лучше и дорожает. Если правильный сайт, и всё корректно сделано. Надо понимать, здесь должен сейчас такой дисклеймер пробежать по экрану: «Вы сами несёте ответственность, если вы пошли и купили за 1,5 млн сайт, и он не приносит вам ничего, — вы сделали глупость». Это, конечно, нужно делать организованно, понимания, что вы делаете. Пройти соответствующие курсы, они есть в интернете. Есть конференции, которые объясняют подводные камни. 99% сайтов, которые пытаются продать в России, — это ерунда. Почему продают машины? Битая, утопленник, крашенная и так далее. То есть приходишь – сначала видишь подвох. С сайтами то же самое. Бóльшая часть сайтов будет полный ужас, один-два – нормальные. Поэтому мы не идём на биржи, и я всем рекомендую, кто будет повторять эту стратегию, мы идём напрямую к веб-мастерам. Нам нравится сайт, мы ищем его в тематике, которую мы хотели бы развивать, — и вперёд. Но это, скорее всего, не инвестирование, а бизнес.

— Это, да, бизнес, если тебе потом надо заказывать статистику. Если у тебя есть такая система работы с копирайтерами, ты можешь зааутсорсить кого-то.

— Сайт можно купить с командой. Так бывает, но не часто.

— Либо у тебя есть своя команда, которая понимает, как это делать, которая уже это сделала на пяти сайтах, и ты им дальше уже отдаёшь следующий.

— Да, да. И вот тебе, как человеку, владеющему английским, ты ведь свободно говоришь, да?

— Да.

— Хочу тебе сказать: огромные возможности в том, что ты можешь покупать англоязычные сайты, потому что посещаемость на них огромная. В России мы работаем с русским языком, это 70 млн пользователей всего, например. Может быть, 100 млн, я могу ошибаться. То есть у нас 150 млн в России, 60-70 млн ходят в интернет, остальные – так себе, особо не ходят, разовые посещения Яндекс, чтобы посмотреть сериалы. Я это не считаю за активного пользователя. А когда мы выходим на англоговорящий рынок, это 2 млрд человека. То есть там ты можешь купить себе сайт и точно так же получать доход, только нужен сайт, у которого есть проверенный доход, там есть биржи. Там более цивилизованный рынок. Как правило, там ты купишь хороший сайт. И можешь получать деньги в долларах, в евро, официально выводить его в России через ИП, платить налоги. То есть это уже легализовано всё, это не какие-то серые схемы. В том числе, ты можешь выводить законно, но не через ИП. Ты можешь выводить на какие-то карточки. Я не занимался этим, но слышал, что можно выводить на Power (? 29:03) карта такая есть, и просто в любом банкомате мира снимать. Даже так.

— Это уже больше похоже на инвестицию.

— Это уже больше похоже на инвестиции, да, я тоже считаю. Можно купить западный сайт, понимая в этом по чуть-чуть. Но вот всё-таки, видишь, мы пока не нашли в ходе нашего разговора ничего такого, чтобы человек, не разбирающийся ни в чём, просто принёс деньги, кроме краудинвестинга. То есть он должен поручить свои деньги другому предпринимателю. Через какую-то достойную схему контроля. Только так. К сожалению, нет вот этого, куда ходил Буратино. Помнишь? Поле чудес. Вот нет поля чудес. Есть, но каждый год люди несут туда деньги – МММ-2013, 2014, 2015. По-моему, даже когда с Мавроди случится что-то нехорошее, всё равно будут сажать куклу и собирать деньги. Потому что люди каждый год несут. Поэтому вот, когда вы слышите что-то больше 20%, — это нет.

— Слушай, как раз про финансовую грамотность я хотел тебе задать один из последних вопросов. У нас, в русскоязычном пространстве, она на довольно низком уровне. Мало людей ведёт свои собственные финансы. Я, кстати, это делал, после одного из твоих интервью. Ты говорил о приложении, да, я начал вести, правда, довольно консервативно – через табличку Excel.

— Это нормально.

— И вот вёл личные финансы где-то года полтора, потом мне это надоело, я перестал это делать. Скажи своё мнение про это. Всё-таки ты успешный, состоявшийся бизнесмен, у тебя много проектов. Ведёшь ли ты всё ещё личные финансы, записывая 3 евро на кофе? Каково твоё мнение, это обязательно? Либо когда ты уже с каким-то доходом, ты уже можешь расслабиться? Если ты, допустим, знаешь, что 20% ты тратишь на свою жизнь, ты можешь примерно эту цифру иметь в виду и не вести уже подробно свои финансы.

— В целом, ты прав. В принципе, можно не вести, когда ты разобрался с вопросом денег совсем, со всем разобрался. Но тут, знаешь, это как чистка зубов: в тонусе остаёшься. Я веду до сих пор, у меня удобная программа и просто сложившийся принцип. Во-первых, теперь, когда появился ApplePay, я плачу чаще всего телефоном. То есть ты прикладываешь отпечаток, прикладываешь телефон, и проходит транзакция. Дальше мобильное приложение автоматически может поймать смс-ку от банка и внести в расходы, понимаешь? Это несложно. Но, второе, я могу зайти в приложение и тут же вбить эту цифру, потому что я её только что увидел на экране. Это очень быстро. Только в смартфоне – я бы не смог это делать, если бы не удобные приложения.

— А какое приложение ты используешь?

— Я использую…

— PayPall? Они автоматически как-то связаны?

— Нет, PayPall – ещё не было такого, чтобы они автоматически с кем-то были связаны. Я пока что вручную вбиваю, консервативно. Если я поменяю приложение, можно подтягивать всё из смс-ок. Это приложение называется «Бюджет». Их уже много версий. Личные финансы есть, финансы и семья. Изначально я заводил, потому что я хотел, чтобы жена вела финансы, это сетевая программа. И когда она вела финансы, мы оба видели, кто сколько тратил, и в итоге мы всю семью приучили к финансовой грамотности. Теперь мы оба отсматриваем в конце месяца, какие у нас кривые. Это очень занимательно, интересно, какой столбик как сработал. Сколько мы съели в этом месяце, сколько мы на путешествие потратили, можем ли мы из фонда свободы взять какие-то деньги и так далее. У нас есть такая, назовём это доброй семейной традицией в итоге, — как работать с деньгами. В итоге у жены появилось очень классное осознание, многие друзья мне завидуют: что такое деньги, как они достаются, для чего они нужны и какие блага мы можем получить. Она чётко понимает, что деньги = моё время, чаще всего. Она понимает, что если потрачены деньги сюда, то его ещё день не будет дома. Она это может коррелировать теперь. Я считаю, для финансовой грамотности семьи, надо вести.

Пока что я не встречал людей, которым бы мог сказать: «Слушай, тебе не надо». Нет, есть такие люди, очень богатые товарищи, которым вести то, что он выпил кофе за 3 евро, — ну, просто мозг себе забивать лишней ерундой. Но пока человек не вышел из крысиных бегов, пока у него нет активов штук 20, которые приносят ему деньги каждый месяц, — надо вести, однозначно. Потому что у нас есть реальность, сколько мы реально тратим, и сколько мы думаем, что мы тратим. Второе – это иллюзия.

У меня есть знакомый сантехник, друг семьи давний, и вот он думал всю жизнь, пока не начал вести бюджет, что он тратит тысячу рублей в день. И он не понимал, куда деньги деваются. Он хороший сантехник, он ездит, сантехникам хорошо платят. Так вот, оказалось, что он тратит 4 тысячи в день. Он зарабатывал 6, тратил 4, иногда 6 не зарабатывал в день. Ну, хорошо работает парень. А как он тратит: он такси берёт первое попавшееся, просто ловит машину. Мы ему сэкономили деньги, объяснили, что такое Uber. Старого формата человек, не понимал, что такое Uber. Мы ему объяснили, что можно вызывать вот так машину, она приедет, это будет дешевле. То, что ты ловишь на улице, это долго и дорого. Потом, он кушал в ресторанах, понимаешь? Когда он стал вести личный бюджет, оказалось, что он там на чай оставил, здесь поел, заказал домой. Он не мог себе этого позволить, в итоге мы выяснили.

То есть главная цель личных финансов – понять, что вы живёте не по средствам. А это проблема всего нашего общества. У нас люди живут на 100% или на 130% своего дохода. Кто-то живёт на 70-80%. Я считаю, что жить надо на 40%. 40% можно потратить, 60% нужно запустить куда-то дальше, работать, инвестировать. Иначе из крысиных бегов никогда не выбраться. То, что люди выходят на пенсию в 50-60 – это как раз заслуга того, что потребляется 100% зарплаты. Потому что сейчас идёт тренд людей, которые выходят на пенсию в 30. Я считаю, что в 31 вышел на пенсию, когда я мог сказать: «Ну, в принципе, если я не буду работать, то мы проживём, нормально». Уже эти активы будут нас кормить. То есть я работаю, но уже для удовольствия, или для каких-то новых целей.

— 40% — твоя рекомендация, не выше 40% тратить, 60% пускать на инвестиции. Ты сейчас упомянул фонд свободы – это, видимо, какая-то подушка?

— Да, это подушка безопасности, например. Там это всё немножко сложнее, но, если коротко, подушка безопасности должна быть на 3-6 месяцев. Часто эту подушку безопасности могут дать кредитные карты, хорошие, если правильно кредитами пользоваться, не тратить эту карту. Знаешь, 100-дневный лимит. То есть можно организовать себе подушку безопасности – взять карту со 100-дневным бесплатным лимитом. Ты можешь на 100 дней взять 200-300 тысяч. Если что, ты выживешь уже. То есть я, например, до сих пор пользуюсь такими картами, я держу, чтобы не использовать свои деньги. Я могу пойти и купить какой-то инвестиционный объект, использовав три кредитки, сложив их вместе, получив миллион рублей. Но 60 дней я ничего не должен за эти деньги. Ну, это если мы уже будем когда-то говорить о хороших и плохих кредитах. Бывают хорошие кредиты. Но бывают плохие кредиты. Плохие кредиты уходят на пассивы, хорошие кредиты уходят на активы, на то, что делает тебя богаче.

 

Книги про инвестиции

— Посоветуй, пожалуйста, нашей аудитории пару книжек про личные инвестиции и пару книжек про финансовую грамотность.

— Про финансовую грамотность идёт всем лучше, чем Кийосаки, Бодо Шефер. Есть «Пёс по имени Money». Классика. Она очень простая, для детей прямо объясняющая, даже самым простым людям объясняющая, что такое деньги, как с ними работать.

— Отложи себе сначала, потом отдавай банку.

— Да. Потом Харв Экер «Мышление миллионера». Шикарный тренинг, в Лондоне проходит, он бесплатный, как правило. Покупаешь книгу Харва Экера «Мышление миллионера», тебе дают купончик – это у них система продаж такая. По этому купончику ты можешь пройти бесплатно их тренинг, или за 20 фунтов. И ты приезжаешь, и тебе там так классно продают ещё три дня. Всё очень классно, очень классный контент, как у Тони Роббинса примерно. И потом тебе продают более крутые программы. У него очень хорошие вещи в книге «Мышление миллионера», гениальные, вообще. Можно целове видео снимать о нём.

Харв Экер и Бодо Шефер – это база. Дальше уже, чтобы навести порядок в голове и понять, что ты неправильно живёшь, — это книга «Богатый папа, бедный папа». Это уже как библия. После этого можно повышать градус. Прочитать книгу Трампа, которая вместе с Кийосаки написана. Теперь Трамп президент, модно читать его. Раньше не очень хорошо эта книга расходилась у Роберта. Теперь ещё «Второй шанс» Роберта Кийосаки. Он говорит о том, что происходит сейчас, в 2016м году, что сейчас актуально.

— Это про инвестиции?

— Да, про инвестиции, и ещё про положение в обществе. Кто ты будешь в этом обществе через пять лет? Ты будешь человеком, владеющим активами, или ты будешь работать на людей, владеющих активами? Сейчас всё общество разделяется на два типа: те, кто владеет активами, и те, кто работает на владеющих активами. И сейчас уникальное время. Кийосаки подчёркивает это: первый раз в истории человечества, когда любой человек может стать инвестором. Ещё 200 лет назад ты мог стать крепостным только, либо дворянином. Но если ты крепостной, ты не можешь стать инвестором. То есть была кастовость очень серьёзная. Сейчас, кроме Индии и Африки, в остальных странах ты можешь, будучи фермером, через два года стать супер инвестором.

Есть такая фраза: интернет сделал мир плоским. Плоским в плане того, что ты можешь оказаться в любой точке мира и жить в любой точке мира, и ты можешь инвестировать в любую точку мира. Не надо ограничиваться Россией. Я считаю, что есть шикарные инвестиции и на Западе тоже, просто надо сначала научиться это делать там, где ты живёшь. Это правило Роберта, опять же: инвестировать надо в своём городе, рядом. Не надо инвестировать в Майами, если вы живёте здесь. А вот если вы переехали в Майами, можно инвестировать в Майами.

— В общем, стоит поучиться и почитать книжки. Жень, спасибо огромное! Самое большое удовольствие я получил от разговора с тобой. Ну, зрители знают, что я занимаюсь нетворкингом, и интервью – это один из лучших способов, я недавно писао про это в инстаграме, пообщаться с очень занятым, умным, интересным человеком на какую-то тему, которая тебя самого интересует.

— Да, ты прав.

— У меня сейчас возникла потребность узнать больше про личные инвестиции. Поэтому я написал тебе, мы договорились об интервью, и я очень много от тебя получил. Спасибо большое! Подписывайтесь на Женю везде. Скажи, пожалуйста, где подписаться. Я лично слежу в инстаграме, у тебя там уже тысяч двадцать армия.

— Да, и канал в телеграме.

— В телеграме тоже очень крутая штука. Мы сейчас копируем некоторые штуки, которые ты делаешь.

— Телеграм – вот такая вещь! Я сейчас пишу курс по телеграму, он будет абсолютно открытый. Я хочу, чтобы больше аудитории пришло в телеграм, я считаю, что он недооценен. Он гораздо удобнее, в нём нет спама, рассылок, вот этой всей ерунды, которая есть в вайбере. Он гораздо стабильнее, и там огромные маркетинговые возможности для каждого.

— Потому что там сейчас дешёвая реклама, её практически нет.

— Копейки.

— Да, абсолютно. Инстаграм Евгений Ходченков, канал в телеграм Евгений Ходченков, блог «Финт свободы» и вконтакте. Я Максим Чернов, это канал «Нетворкинг» Максима Чернова, подписывайтесь на него, ставьте лайки, если вам понравилось это интервью. Если у вас есть какие-то вопросы про личные инвестиции и финансовую грамотность, то задавайте их в комментариях. Мы всегда стараемся на них отвечать. Может быть, я даже попрошу Женю посмотреть вопросы какие-то крутые.

— Да, да, на что-то поотвечаю.

— Мы на них ответим. Напишите, насколько для вас важно выйти из этих крысиных бегов, про которые Женя говорил. Может быть, вы уже вышли из них. В общем, высказывайте своё мнение в комментариях, ставьте лайки, подписывайтесь на канал. Я Максим Чернов, пока, удачи!

 

 

 

Понравилась статья? Подпишитесь на новые!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.