Погоня за лайками. Как остаться на плаву в новой реальности

Pishu_posty_sledovatelno_suschestvuyu_2

Сегодня труд в поте лица уже не единственный показатель успеха. По крайней мере, если мы хотим, чтобы о нашей работе узнали. Сегодня о нас судят по количеству кликов, по рейтингу в Google, полученным сердечками и Wow, по «Мне нравится» и тому, сколько раз нашими постами поделились. Майк Сейгер рассуждает о том, как же представителям творческих профессий оставаться на плаву в этой новой реальности?

maxresdefault (1)

Я не знаю точно, сколько времени я провожу в социальных сетях – но знаю, что все больше и больше.

До появления интернета мой творческий прогресс было легко измерить. Я проводил большую часть дня в офисе в одиночестве, реализуя свои идеи или занимаясь какими-то дополнительными делами, которые помогали мне в работе – брал интервью, заполнял бланки счетов, искал новые проекты. В любом случае, что-то начиналось, заканчивалось или добавлялось. Дела постепенно вычеркивались из списка. Я честно трудился, чтобы увидеть результат.

Теперь же в конце рабочего дня, который на самом деле, никогда не заканчивается, пока я не просмотрю в последний раз все соцсети, которыми пользуюсь, не отправлю уместно ироничный смайлик Bitmoji сыну и не положу мой мобильник на стол экраном вниз, — мне иногда приходится действительно напрягаться, чтобы вспомнить, что же я таки выполнил за прошедшие часы.

Если достижения – это «топливо» жизни, то моя звезда ничуть не померкла, но вселенная вокруг меня расширилась настолько, что просто трудиться, не поднимая головы, уже не вариант – по крайней мере, если я хочу, чтобы о моей работе узнали и чтобы меня продолжали нанимать. И уж точно для того, чтобы поддерживать мою самооценку на уровне.

Сегодня о нас судят по количеству кликов. По рейтингу в Google, по количеству друзей и фолловеров, по полученным сердечками и Wow, по «Мне нравится» и тому, сколько раз нашими постами поделились – особенно по тому, сколько раз ими поделились. Этого труднее всего добиться, и этот капитал котируется выше всего. Поставить «лайк» — это еще не инвестиция. Даже если вы ну очень понравились. Но поделиться постом означает привнести его в собственную ленту, искренне поддержать, по сути, рекламировать. (Ну или иногда присвоить чужие лавры)

The New York Times Book Review может опубликовать о вас сногсшибательную рецензию, у вас может быть фотовыставка в Los Angeles County Museum of Art, или счастливые клиенты подарили вам уже три машины, но если вы не можете добиться положительных клиентских отзывов, чтобы поднять свой рейтинг Amazon, приготовьтесь к тому, что вы останетесь самым лучшим художником, о котором никто и понятия не имеет.

Я пишу посты, следовательно, существую. Пожалуйста, стань моим фолловером

***

До появления интернета мир медиа был совсем небольшим.

Нетрудно было выяснить, какие журналы, газеты и телешоу были самыми влиятельными и популярными, или какие книги и статьи вызывали наибольший эффект. Все, что нужно было сделать – появиться на страницах одного из ключевых изданий, продававшихся на газетных стендах, которые, как утверждает Google, когда-то занимали более 1300 углов на улицах Манхэттена, который сам по себе был мировым коммуникационным центром. Компактный и удобный, из модной тогда фанеры, каждый газетный стенд демонстрировал практически идентичный коллаж из ярких фотографий, кричащих заголовков и периодически меняющегося образа американского символа эпохи.

Если вас публиковали под одним из этих заголовков или в книге, или если вы появились на радио или телевидении на одном из определенных каналов, это было очевидным и четким показателем того, что ваша работа, ваш талант были официально признаны и представляли собой культурную ценность в широком смысле. Обычно требовались годы труда, оттачивания профессионализма и навыков продаж, чтобы пробиться на этот уровень. Впрочем, удачливый новичок с правильными связями тоже могу быстро добиться успеха.

В любом случае, вы не могли просто взять и опубликовать что-то. Что означало, что продвигать свои работы вы тоже не могли, если не нанять специального публициста. Или не распечатать вагон копий и не вооружиться промышленным степлером.

По большей части, продвижение зависело от клиента, от компании, занимающейся новостями, от сети, студии – неважно – от того, кто платил за вашу работу. От вас же требовалось засучить рукава и создавать лучший продукт, на который вы способны. Если он был действительно качественный, вас отмечали. Или нет. Как бы там ни было, я всегда творил, ориентируясь лишь на трех людей: на того, о ком писал, на себя и на того, кто выписывал мне чеки.

День за днем, наедине с собой, и ничто больше не имело значения

***

Одно из моих самых сокровенных тайных удовольствий, что я получал на протяжении моей сорокалетней карьеры – это те несколько раз, когда я видел, как люди читали то, что я написал. На пляже. В самолете. У газетного стенда, моя статья на обложке, настоящий живой читатель поглощен тем, что я создал. Но мне никогда, ни на мгновение не приходило в голову похлопать его по плечу и сообщить: «Это я написал!»

Теперь я это делаю постоянно.

Согласно данным Google, на Манхэттене осталось лишь 300 газетных стендов. Зато теперь полно мест, где можно опубликовать, транслировать или как-то иначе продемонстрировать работу или идеи, и без конца появляются новые. Несмотря на то, что я разменял четвертый десяток в писательском деле, когда я получаю рассылку с лучшими текстами, в ней всегда находятся истории (и авторы), о которых я никогда не слышал. И не удивлюсь, если они понятия не имеют обо мне.

Итак, теперь мы постим, ставим лайки и делимся. Мы надеемся, что нашими постами поделятся в ответ. Мы скачем на месте, как заведенные: «Хей, посмотри на меня! А я вот что сделал!». И иногда после многомесячного интенсивного труда нам приходится глотать горькую пилюлю равнодушия. Четыре человека прочитали. Один лайк. Одно сердечко… от моей мамы.

Встает и вопрос аудитории. Раньше я писал для воскресной газеты на миллион копий – и казалось, что это ужасно много. Большинство популярных глянцевых журналов даже после кризиса 2008 года выпускали по 700 000 копий. Прошлым летом я написал статью о спорте, которая получила 200 тысяч лайков за час. Помните тот первый раз, когда вам удалось завируситься? О мой бог.

***

В определенном смысле, Интернет – как опиум. Вы начинаете его использовать, и развивается толерантность. Чтобы оставаться «в норме», вам нужно больше и больше. И еще большая доза, чтобы улететь.

house-md_22691_2

Недавно я написал статью для крупного журнала. Я гордился своей работой. Специальный текст на День Отца об особенных людях – отце женщины-трансгендера и сына смешанной национальности, об американце-мусульманине, который растит сына в трудной политической ситуации, и о другом отце, у которого двое детей, которым за двадцать и которые страдают множественными расстройствами. По каким-то маркетинговым стратегическим причинам (что-то про стимуляцию продаж бумажных СМИ) в онлайн-версии журнала этот текст не вышел.

Это журнал о мужском здоровье…и его всегда можно найти в любом местном магазинчике-аптеке. И когда я увидел его там, в одной куче с другими, словно на пыльной полке истории… я почувствовал себя странно неудовлетворенным. Даже после того как традиционно купил 4 экземпляра.

Так что я пошел домой, вырвал страницы со статьей из одного из журналов и сфотографировал их на свой iPhone.

Я пишу посты, следовательно, существую. Пожалуйста, стань моим фолловером!


Поделиться с друзьями


comments powered by HyperComments